Ранджана Девамитра Сенасингхе

Ранджана Девамитра Сенасингхе — аспирант РУДН, переводчик, редактор. Cоставил сборник произведений цейлонского цикла Ивана Бунина и перевел его на сингальский язык (Шри-Ланка). Фотографии обложки этой книги, вышедшей в 2007 году в издательстве «Сурия» (Коломбо), мы публикуем ниже

.


ПУТЕШЕСТВИЕ И.А. БУНИНА НА ЦЕЙЛОН

и опыт перевода его произведений «цейлонского» цикла на сингальский язык


         Литературные  произведения и мемуары путешественников, созданные после посещения Шри-Ланки (до 1972 года страна носила название Цейлон), вызывают непреходящий интерес у ее жителей. Особое внимание сингальцев неизменно привлекают тексты о Цейлоне, принадлежащие авторам, чьи имена известны во всем мире. Их круг широк: можно назвать таких путешественников, как Ибн Баттута, Фасжянь, Марко Поло и другие. По сравнению с ними число литераторов, писавших о Цейлоне, меньше. Из русских авторов наиболее популярен на Шри-Ланке А.П. Чехов, в честь которого в гостинице «Grand Oriental» создана комната-музей, а в фойе отеля «Galle Face» открыта памятная доска. К сожалению, имена побывавших здесь писателей и поэтов Марка Твена, Пабло Неруды, Константина Бальмонта, Бориса Житкова, Николая Тихонова в современной Шри-Ланке почти неизвестны. Также малоизвестным до недавнего времени оставалось имя лауреата Нобелевской премии по литературе Ивана Алексеевича Бунина, посетившего остров в 1911 году.

         Одна из первых в советском литературоведении  статьей,  посвященных путешествию  И.А.  Бунина на Цейлон, принадлежит профессору В.М. Сидельникову, где на основе «цейлонских» произведений и писем художника исследователь  описывает британский Цейлон с подчеркнуто антиколониальных позиций(1). В своих работах Т.М. Загородникова приводит ряд имен деятелей русского искусства — поэта К.Д. Бальмонта, художников В.В. Верещагина, В.А. Ватагина, А.И. Кравченко и других, сыгравших роль в укреплении культурных связей между Россией и Цейлоном, также выделяя творчество И.А. Бунина. В числе других произведений исследовательница приводит отправленное им с Цейлона Н.Д. Телешову шутливое стихотворение, в котором этот тропический    остров     сравнивается с баней(2), и другие малоизвестные материалы(3). Особо пристальное внимание Загородникова уделила анализу истории создания Буниным «цейлонского» рассказа «Соотечественник», прообразом центрального персонажа которого стал консульский агент Российской империи в Коломбо Т.К. Чо-ков(4). М.Н. Жданова также выделяет И.А. Бунина среди тех русских писателей, кто в своем творчестве изображал природу и традиции Цейлона(5).

         Несмотря на отмеченные выше исследования, обозначенный в теме аспект жизни и творчества Ивана Алексеевича Бунина недостаточно освещен в научной литературе. Однако поездка на Цейлон, благодаря которой он познакомился с буддизмом, несомненно, оказавшим существенное влияние на мировоззрение и творчество писателя, остается важным эпизодом его жизни.

Поэтому целью данной статьи стала попытка воссоздать маршрут бунинского путешествия по Цейлону и его хронологию, выявить произведения, которые можно отнести к так называемому «цейлонскому» циклу писателя, и  отметить главные  сложности в процессе их перевода на сингальский язык.

         Самым известным из русских писателей, посетивших Цейлон в досоветский период российской истории, как уже упоминалось, для сингальцев остается А.П. Чехов. Однако чеховские впечатления от Цейлона ограничиваются лишь несколькими фразами в его письмах родным и близким. В отличие от него впечатления К. Бальмонта и Б. Житкова нашли литературное воплощение. Однако именно Бунин, художественно переработав свои впечатления, подарил миру не только множество замечательных поэтических и прозаических произведений, но и оставил цикл эссе, многие из которых по праву считаются шедеврами мировой литературы.

         Как свидетельствуют дневниковые записи писателя, сделанные им во время плавания по Индийскому океану и позднее опубликованные под заглавием «Воды многие…», он вместе с Верой Николаевной Муромцевой прибыл в столицу Цейлона — Коломбо 2 марта 1911 года на французском корабле «Юнан»(6). Путешествие длилось с 13 февраля по 1 марта, на что указывает пометка Веры Николаевны на бунинском сборнике «Петлистые уши и другие рассказы», отправленной ей биографу Ивана Алексеевича Александру Бабореко(7). Дата прибытия также подтверждается  записью в бунинском дневнике за 1 марта 1911-го: «последняя ночь в океане, завтра Цейлон, Коломбо»(8).

         Причины,  побудившие        писателя посетить Азию,  известны.  Дело в том, что с 1899 года Иван Алексеевич был частым гостем в доме А.П. Чехова в Ялте. Он сдружился с матерью писателя, какое-то время ухаживал за его сестрой Марией Павловной и даже сделал ей предложение, близко знал супругу Антона Павловича Ольгу Книппер. Одним из любимых рассказов Бунина, принадлежащих перу Чехова, был «Гусев», начатый им в Коломбо. Иван Алексеевич считал этот рассказ выдающимся произведением. Чехов же неоднократно рассказывал «молодым коллегам — Горькому и Бунину — <…> о прелестях тропического острова и советовал посетить его. Советам внял И.А. Бунин, посетивший Цейлон и оставивший его образы в классических рассказах и стихах»(9). Но была и еще одна причина: 17 декабря 1910-го Бунин сообщил Горькому, что «слишком уж упорно уговаривал меня доктор побыть в жарких странах в рассуждении моих недугов»(10).

         Вне всякого сомнения, под впечатлением от рассказов Чехова о восточных странах, где тот побывал, в частности Цейлоне, Иван  Алексеевич  с  Верой Николаевной решились на длительное путешествие. Их маршрут на этот остров пролегал через Египет и на обратном пути отчасти повторил азиатское путешествие по морю А.П. Чехова — из Одессы через Японию в Россию. Бунин получил рекомендательные письма от Комитета Добровольного флота, адресованные своим агентам в Гонконге, Сингапуре, Шанхае и Нагасаки 8 декабря 1910 года в Москве. О подробностях плана этого путешествия можно узнать из интервью, данного им газете «Одесские новости», где пунктами предполагаемого   посещения   Буниным были названы Порт-Саид, Египет (на более месяца), Луксор, Ассуан, Нубия (возможно), снова Порт-Саид, Цейлон (на месяц), Индия, Сингапур, Нагасаки(11).

         Восстанавливая  хронологию и маршрут передвижений писателя по Цейлону, мы не можем не обратиться к «Летописи жизни и творчества И.А. Бунина», составленной на основе множества материалов, благодаря которым жизненный путь Ивана Алексеевича восстановлен буквально по дням. В частности, путешествие по Цейлону довольно подробно описано во втором томе «Летописи…»(12). Так, 4 марта Бу-нины переезжают из Коломбо в Канди на двое суток (остановка в «Queen’s Hotel», комната № 20, счет отеля с 17 по 19 марта, т.е. с 4-го по 6-ое по старому стилю), 5 марта они осматривают окрестности Канди, 6-го уезжают из Канди в Нувара-Элию (остановка «St. Andrew’s Hotel», комната № 17, счет отеля с 19 по 21 марта, т.е. с 6-го по 8-ое по старому стилю), 7-го поднимаются на гору Пидуруталагалу, 8-го едут из Нувара-Элии в Анурадхапуру (12 часов езды на поезде), 9-го в 14:20 дня возвращаются из Анурадхапуры в Коломбо, весь день 11 марта проводят в Коломбо, 15-го, вероятно, выезжают из Коломбо в Одессу на корабле Добровольного флота «Пермь» с остановками в Порт-Саиде и Константинополе. Следует отметить, что в «Летописи…» указаны не все установленные  нами  даты,  а  некоторые дни во время пребывания Буниных на Цейлоне описаны весьма кратко.

         Опубликованные письма Буниных позволяют уточнить приведенные выше сведения. Прибыв 2 марта в Коломбо, две ночи они провели «за городом в одноэтажном доме-бунгалове»(13). Если отталкиваться от записи о том, Бунин и Муромцева «ездили <…> на рикшах за несколько верст к отелю, стоящему на океане за городом»(14) (под описание загородного отеля на берегу океана подходит только «Mount Lavinia  Grand   Hotel»,   находящийся в 14 км к югу от Коломбо), то можно предположить, что они останавливались в домике, который позднее был описан в вошедшем в «Темные аллеи» рассказе «Сто рупий». 5 марта Бунины прибыли в Канди. На основе сохранившихся в архиве писателя счетов из гостиницы составители «Летописи…» приходят к выводу, что Бунин и Муромцева останавливались в «Queen’s Hotel». Однако в рассказе «В стране пращуров» описан Guest House в Перадении, который находится напротив Королевского ботанического сада в пригороде Канди. Причем детальные описания этого отеля, которые включают даже обстановку ванных комнат и порядок обслуживания, кажется, не оставляют сомнений, что Бунин и Муромцева останавливались именно там. Этот факт заставляет нас попытаться выяснить  происхождение  счетов  из «Queen’s Hotel». Возможно, Бунины посещали только гостиничный ресторан, как они это делали, находясь в Коломбо. Интересно, что «В стране пращуров» также есть описание ночной поездки по Канди. Однако письмо Ивана Алексеевича от 6 марта, адресованное брату Юлию, указывает на то, что приехавшие в Канди около 6 часов вечера Бунины остановились в гостинице, расположенной возле озера, за 30 рупий в сутки(15). Этой гостиницей является «Queen’s Hotel». Примечательно, что именно здесь на одну ночь с 11 на 13 ноября 1890 года останавливался А.П. Чехов во время своего приезда в Канди. Его пребывание в «Queen’s Hotel» подтверждает найденный среди его бумаг счет, хотя имя писателя на нем не значится. Как следует из рассказа «В стране пращуров», в Канди Бунины дважды за один день побывали в Ботаническом саду. Возможно, пообедали в правительственной гостинице напротив сада, гуляли вокруг озера и дважды, как явствует из писем, побывали в Храме Зуба Будды(16). В письме от 7 марта Вера Николаевна сообщала: «сейчас мы в Кэнди, в гористой местности Цейлона»(17). И в тот же день они уехали в горы и ночевали в Нувара-Элии, а письмом от 8 марта Вера Николаевна сообщала, что утром в этот день они с Буниным поднимались на гору высотой 8 300 метров над уровнем моря18. 7 марта Иван Алексеевич написал брату о планах отправиться 8 числа из Нувара-Элии в Анурадхапуру. По его словам, дорога занимает 12 часов(19). Бунины покинули древнюю столицу Цейлона 9 марта в 14:20 дня(20), поэтому можно сделать вывод, что они смогли уделить осмотру достопримечательностей города всего лишь полдня и вернулись в Коломбо, вероятно, глубокой ночью. Достоверно известно, что 11-го Бунин и Муромцева находились в Коломбо, и это подтверждают отправленные оттуда письма Ю.А. Бунину и Н.Д. Телешову. 15 марта накануне выезда из Коломбо Иван Алексеевич и Вера Николаевна отправили открытки М. Горькому, М.Ф. Андреевой и З.А. Пешкову.

         Представляется, что для максимально точного определения хронологии передвижения писателя следует опираться именно на документы из гостиниц, нежели письма, поскольку при сопоставлении бумаг даты в сче-тах и корреспонденциях Бунина совпадают, а у Муромцевой порой расходятся. Сведения из отелей также более надежны при выяснении всех «остановок», то есть гостиниц, на маршруте Ивана Алексеевича, ведь в счетах указаны даже номера комнат, в которых жили он и Вера Николаевна, в отличие от дневниковых записей или текста «В стране пращуров».

         В письме от 20 апреля 1911 года Бунин сообщает М. Горькому, что во время поездки на Цейлон они с Верой Николаевной «осмотрели чуть ли не все западное побережье»(21). Вероятно, речь идет о неоднократных поездках Бунина и Муромцевой в Маунт Лавинию. Тем не менее в стихотворении «Цейлон» об-наруживается описание всего западного побережья острова до его юго-восточной части. Однако вряд ли Бунин действительно успел объехать столь значительную территорию. Вот почему, как и в случае с рассказом «В стране пращуров», изображенные картины являются, скорее, плодом литературного воображения художника, которое тем не менее всегда было поразительно острым и ярким, позволяя Бунину предчувствовать и даже неоднократно предсказывать некоторые события (например, трагическую смерть российского консульского агента в Коломбо, которая была описана в рассказе «Соотечественник»).

         Не до конца ясны причины, по которым   путешествие    Буниных   по Азии завершилось. Вероятно, их было несколько. Вполне возможно, что Иван Алексеевич и Вера Николаевна после посещения Цейлона решили не продолжать поездку и вернуться обратно в Россию. Об этом Вера Николаевна сообщает родным в письме от 7 марта из Нувара-Элии, где прямо говорит о планах «сняться в Коломбо 15 марта»(22). Это значит, что спустя пять или шесть дней после прибытия на Цейлон Бунины окончательно утвердились в намерении  уехать  обратно в Россию. Воспоминая об этом путешествии, Вера Николаевна сообщала в письме от 15 мая 1957 года, что Иван Алексеевич там «почти заболел. Не смог видеть рикш с окровавленными губами от бетеля»(23). Кроме того, продолжению плавания помешало отсутствие средств(24). Но все же нам представляется, что основным поводом для возвращения Буниных явилось именно состояние здоровья Ивана Алексеевича. В письме от 20 апреля 1911 года после приезда в Москву он сообщал М. Горькому, что «доктор-сингалец, призванный ко мне <…>, настоял на <…> немедленном отъезде», хотя они с Муромцевой хотели еще остаться, немного скорректировав первоначальный маршрут поездки(25).

         Как   известно,   результатом   бунинского путешествия на Цейлон стал цикл прозаических и поэтических произведений, появлению которых способствовало знакомство  писателя с буддизмом, произошедшее, вероятнее всего, именно там. Наиболее известны из этих «цейлонских» текстов рассказ «Братья», который признан шедевром мировой классики, «Третий класс», «Современник», «Город царя царей», стихотворения «Богиня», «Отлив», «Святилище», «Цейлон», «Гора Алагалла».

         Впервые произведения Ивана Бунина стали достоянием сингалоязычной публики благодаря переводам, осуществленным московским издательством «Радуга». Так, в 1986 году текст «Солнечного удара» вошел в сборник рассказов русских писателей XIX века. Переводчиком этого произведения стал выдающийся специалист — ныне покойный Винсент Родриго, родившийся в Дедигаме и с 1960 года живший в Москве. В 1990-м на сингальском языке вышел сборник рассказов Бунина в переводе также живущего в Москве Рупасири Переры, куда вошли избранные рассказы из цикла «Темные аллеи». Среди этих рассказов был и один «цейлонский» — «Сто рупий».

         Попытка  собрать  все  рассказы «цейлонского» цикла и перевести их на сингальский язык впервые предпринята  автором  данной  статьи.  Решить данную задачу оказалось крайне непросто, поскольку, живя на Шри-Ланке, мы не располагаем достаточным количеством изданий бунинских произведений, что существенно осложнило поиск новых, неизвестных на сегодняшний день художественных текстов писателя, которые можно было бы отнести к «цейлонскому» циклу. В этой связи мы хотим поблагодарить российских коллег, любезно откликнувшихся на наш запрос. Неоценимую помощь оказал хранитель фондов Музея Культуры народов мира РУДН Б.В. Вершинин, также принявший участие в составлении сборника. Благодаря  проведенным им изысканиям удалось обнаружить помимо уже упоминавшихся текстов «В стране пращуров»,  «Сто  рупий» и «Воды многие»  такие  рассказы, как  «Индийский  океан»,   «Готами» и «Ночь отречения». Вместе с ними было переведено и опубликовано также упомянутое ранее шутливое стихотворение, отправленное Буниным Н.Д. Телешову из Коломбо 11 марта 1911-го на открытке. Уже после выхода сборника в свет нами был обнаружен еще один рассказ под названием «В ночном море», который, на первый взгляд, нельзя отнести к «цейлонскому» циклу, но тем не менее он может быть включен в сборник при последующем переиздании. Рассказ посвящен выбору Сиддхартхой Гаутамой, позже ставшим Буддой, жены. В этом рассказе отчетливо звучат буддийские мотивы, которые, как отмечают многие исследователи, появились в творчестве Бунина именно после посещения им Цейлона. Их влияние ощутимо даже в заглавии такой бунинской книги, как «Освобождение Толстого», что свидетельствует о мощном воздействии данного религиозного учения на мировоззрение писателя(26).

         Нашей главной задачей при переводе бунинских текстов на сингальский язык была максимально полная и точная передача  их смыслового, языкового и образного своеобразия. Чтобы добиться ее решения, было необходимо, во-первых, иметь ясное представление о том, какое именно место на острове  описал  художник в том или ином рассказе. Так, нам потребовалось подняться на вершину одной из гигантских ступ древней столицы Шри-Ланки Анурадхапуры, чтобы понять, какое место в действительности изображено в рассказе «Город царя царей», поскольку художник перенес в этот рассказ увиденный им пейзаж с горы Пидуруталагала. Но поскольку ступа Абхаягири в тот момент находилась на реставрации, нам удалось попасть сюда только в качестве волонтера. Во-вторых, требовалось найти способ адекватной передачи на сингальский язык метафор и других средств художественной выразительности. Например, не сразу удалось перевести на сингальский фразу «кругом стоит сухой треск ремингтонов» («Соотечественник»),  поскольку  слово «ремингтон», обозначающее печатную машинку, отсутствовало в тех словарях русского языка, к которым мы обращались на Шри-Ланке. Эти трудности удалось преодолеть благодаря помощи коллег из Литературного института имени А.М. Горького, в частности В.П. Смирнова. Хотя на Шри-Ланке нет больших русскоязычных библиотек, однако в нашем распоряжении были переводы древних буддийских книг с языка пали, цитаты из которых Бунин  неоднократно  использовал в своих произведениях, например, в качестве эпиграфа к рассказу «Братья». Стиль языка буддийской канонической литературы в определенной мере повлиял на языковые особенности перевода бунинских произведений. Также для максимально точного  перевода  его  стихотворений «цейлонского» цикла потребовалось изучение переведенных на сингальский язык Библии, в частности Псалтыри и Корана. Специалисты из Планетария в Коломбо любезно помогли правильно перевести на сингальский названия упоминаемых в рассказах Бунина созвездий. Однако остались неточности в переводе некоторых зоологических наименований, что потребует исправлений при будущем переиздании сборника. Сборник снабжен комментариями профессора В.М. Сидельникова, ему также принадлежит статья «Иван Бунин о Цейлоне», вступительная статья к изданию написана автором данной работы. Тем не менее нельзя не признать, что поэзия и проза Бунина в равной мере трудны для передачи на другой язык, а подчас кажутся и вовсе  непереводимыми, как заметил болгарский писатель Константин Константинов. Добиться цели нам удалось во многом благодаря собственной принадлежности к описываемой Буниным культуре и естественному знанию тех ее реалий, которые он изображает. Тем не менее изящество бунинского языка невозможно передать в полной мере на другом языке. Вот почему перевод не очень объемного, на первый взгляд, текста, составившего всего лишь около двухсот страниц, потребовал почти двух лет непрерывной работы. И ее успешное окончание ознаменовало появление первого в истории как русской и сингальской, так и мировой литературы сборника произведений Ивана Алексеевича Бунина, вдохновленных его путешествием по Цейлону.



1. Сидельников В.М. Иван Бунин о Цейлоне // Труды УДН им. П. Лумумбы. Литературоведение. Т. 19. Вып. 2. С. 53−61.

2. Загородникова Т.Н. Русская община на Цейлоне в 1898 — 1914 гг. // Российская диаспора в странах Востока: история и современность. Владивосток: Издательский дом ДФУ, С. 133−138.

3. Загородникова Т.Н. Русские на Цейлоне // Азия и Африка сегодня. № 9. С. 64−66.

4. Загородникова Т.Н. «“Соотечественник”. История создания одного рассказа И.А. Бунина». Доклад был прочитан на Девятой межинститутской научной конференции «Российская диаспора в странах Востока», проведенной в Центре Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН по адресу г. Москва, ул. Рождественка, д. 12, 17 мая 2018. Тезисы доклада опубликованы: https://www.ivran.ru/sites/28/files/tezisy.pdf (дата обращения: 09.08.2019).

5. Жданова М.Н. Россия и Цейлон. Конец XIX — начало XX вв. М.: Пульс, 2006

6. Бунин И.А. Воды многие // http://bunin-lit.ru/bunin/rasskaz/vody-mnogie.htm (дата обращения: 08.2019).

7. Бабореко А.К. Бунин. Жизнеописание. М.: Молодая гвардия, С. 149.

8. Бунин И.А. Воды многие // http://bunin-lit.ru/bunin/rasskaz/vody-mnogie.htm (дата обращения: 08.2019).

9. Капустин Д., Сенасингхе Ранджана Девамитра. Антон Чехов на Цейлоне: факты и вымыслы. Нева. № 9 (http://magazines.russ.ru/neva/2011/9/ka14.html — дата обращения: 09.08.2019).

10. Бабореко А.К. Бунин: Жизнеописание. М.: Молодая гвардия, 2009. С. 147.

11. См.: там же.

12. Летопись жизни и творчества И.А. Бунина: в 2 т. Т. 2 (1910 — 1919) / Сост. С.Н. Морозов. М.: ИМЛИ РАН, 2017. С. 93-96.

13. Письмо В.Н. Муромцевой от 8(21) марта 1911 // http://bunin-lit.ru/bunin/rasskaz/v-strane-praschurov. htm (дата обращения: 08.2019).

14. Там же.

15. Летопись жизни и творчества И.А. Бунина. Т. 2 (1910 — 1919). С.

16. Там же.

17. Письмо В.Н. Муромцевой от 7(20) марта 1911 // http://bunin-lit.ru/bunin/rasskaz/v-strane-praschurov. htm (дата обращения: 08.2019).

18. См.: Письмо В.Н. Муромцевой от 8(21) марта 1911 // http://bunin-lit.ru/bunin/rasskaz/v-strane-pra- schurov.htm (дата обращения: 08.2019).

19. Бунин И.А. Письма 1905 — 1919 годов. М.: ИМЛИ РАН, С. 173.

20. См.: Устами Буниных. Дневники. Т. 1 (1881 — 1920) // https://royallib.com/read/bunin_ivan/ustami_ buninih_tom_1_1881_1920.html#234441 (дата обращения: 09.08.2019).

21. Бунин И.А. Письма 1905 – 1919 годов. С. 175.

22. См.: Устами Буниных. Дневники. Т. 1 (1881 — 1920) // https://royallib.com/read/bunin_ivan/ustami_ buninih_tomhtml#245760 (дата обращения: 09.08.2019)

23. Бабореко А.К. Бунин. Жизнеописание. С. М: Молодая гвардия. 2009.

24. Там же.

25. Бунин И.А. Письма 1905 — 1919 годов. С. 175-176. М: ИМЛИ РАН. 2007.

26. Мальцев Ю. Иван Бунин. 1870 – 1953. М.: Посев, 1994.




 









 



 






.