Любовь Галицкая


Любовь Галицкая - Родилась на Дальнем Востоке на стан- ции Бира (Еврейская автономная область)  в семье военного топографа. Большую часть жизни прожила во Львове. Окончила львов- ский Техникум промышленной автоматики, школу гидов-переводчиков Бюро междуна- родного молодежного туризма «Спутник» (сербохорватское отделение). Писать стихи начала с 2000 года. Издала четыре поэтиче- ских сборника. Печаталась в газетах «День литературы», «Кубанский писатель», «Вос- кресенье», «Рассвет», журналах «Литера- турная учеба», «Краснодар литературный», «Родная Кубань» и других. Стихи переведе- ны на болгарский язык. Живет в Одинцово (Московская область) и Темрюке (Красно- дарский край).



БУНИНСКИЕ МЕСТА

 

Вроде ничего в них нет,

Прост пейзаж, скромней не сыщешь.

Но такой глубинный свет!

Голоса такие слышишь!..

Здесь – душа! Как не понять?

В травах, в камне на пригорке,

В ягодах рябины горьких,

В небесах, что не объять.

 

Чувства в сердце до краев.

Слезы я себе прощаю.

Здесь – заветное.

Мое. Русское. Так ощущаю.

 

 

 

***

Становое. Бушует сирень.

Все сады в бело-синем наряде.

Как душист этот пасмурный день!

Голос Бунина чудится рядом.

Голос тихий и очень родной.

Слезы душат, все ближе и ближе...

Ваня, Ванечка, друг дорогой,

Отчего твой погост там, в Париже?

Здесь твой дом, здесь периной земля.

Горько спать далеко, на чужбине.

Ждут Озерки тебя, ждут поля,

Становое, сады в бело-синем.



***

Необласканные Озерки.

Как случилось и чья вина –

Запустения воздух стойкий

И забвения пелена.

Ну а может, так лучше? Чище

Заповедное этих мест,

Что не камни на пепелище,

А поля с синевой небес.

Что все так же плывут туманы

Сонным утром... И тишина...

Настоящая, без обмана

Здесь Россия сводит с ума.

Защемит в груди и заплачешь,

Не от жалости, сам собой,

Это русский в душе ты, значит.

Это значит, пришел домой.


 ***

Багрянцем тронута аллея.

Пруд в обрамленье золотом.

Вечерняя заря, алея,

Старинный осветила дом.

 

Румянец лег на стекла окон,

На кружево резных перил,

На статуи нетленный локон,

На крылья мельничных ветрил.

 

Густой прохладой дышит осень.

Кружится невесомый лист.

Уже легла на камень проседь,

Калины куст в огне монист.


Сон. Тишина. Застыло время.

Тропинка в прошлый век. Назад.

Куда ушло, здесь живших, племя?

Вернется ли в свой тихий сад?

 

А где-то далеко, в Париже

К их русским правнукам в окно

Стучится лист березы, рыжий,

Как будто Родины письмо.

 

 

 

СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК

 

Я останусь в двадцатом веке,

Там, где Анна молчала вслух.

Где Марина сомкнула веки,

Где серебряный царствовал дух.

 

Королями где были поэты,

Слово было чье серебром.

Звонки чувств и страстей монеты,

Что чеканили жарким пером.

 

Предугаданы вечные лица.

Сокровенное смотрит с листа.

«Без героя» зовет, чаровница.

Безупречна ее чистота.

 

Я останусь в двадцатом веке.

Двадцать первый лишь пригублю.

Сохнут кроны, мельчают веки.

Я Серебряный век люблю!